Меню

Интрамаммарный абсцесс вскрывают разрезом ангерера

Интрамаммарный абсцесс вскрывают разрезом ангерера

Мастит — гнойное заболевание молочной железы. По локализации маститы делят на подкожные, интрамаммарные и ретромаммарные. Наиболее часто встречается интрамаммарная форма мастита. Хирургическое лечение гнойных маститов заключается во вскрытии и дренировании скоплений гноя в молочной железе. Всегда применяют общее обезболивание.

Подкожные гнойники вскрывают линейными разрезами, не заходящими на область околососкового кружка. Для вскрытия интрамаммарного гнойника применяют радиальный разрез над местом уплотнения и гиперемии кожи. Такие разрезы предотвращают тяжелые повреждения радиально расположенных протоков железы. После рассечения кожи, подкожной клетчатки и капсулы молочной железы вскрывают гнойник.

Рис. 7.33. Локализация гнойников в молочной железе (по В.К Гостищеву). 1 — субареолярный абсцесс; 2 — интрамаммарный абсцесс; 3 — ретромаммарный абсцесс; 4 — галактофорит; 5 — поверхностная фасция (капсула железы).

Удалив гной, края раны разводят острозубыми крючками и тщательно осматривают полость гнойника. Если при этом выявляются некротизированные ткани, то их иссекают. Полость гнойника промывают антисептическим раствором. Операцию заканчивают ушиванием раны и обязательным дренированием. Инт-рамаммарные гнойники, расположенные в задних отделах железы, можно вскрыть и из дугообразного разреза Барденгейера, проводимого по нижней переходной складке молочной железы. После разреза кожи и подкожной клетчатки железу приподнимают и отслаивают от фасции большой грудной мышцы.

Гнойник вскрывают со стороны задней поверхности капсулы молочной железы радиальным разрезом. Такой доступ даёт возможность так же хорошо дренировать гнойник, как и при доступе спереди, и в то же время несравнимо лучше с косметической точки зрения (рис. 7.34).

Рис 7.34. Разрезы, применяемые при гнойном мастите (по В.К. Гостищеву). 1 — радиальные разрезы; 2 — разрез по Барденгейеру; 3 — пара-ареолярный разрез

После введения трубчатых дренажей с боковыми отверстиями молочную железу укладывают на место. Края кожного разреза можно сблизить швами.

Таким же способом пользуются для вскрытия ретромаммарных абсцессов, расположенных между железой и фасцией большой грудной мышцы.

источник

Интрамаммарный абсцесс вскрывают разрезом ангерера

Топографическая анатомия и оперативная хирургия груди. Топографическая анатомия груди: Учебно-методическое пособие , страница 11

Короткий пищевод (brachyoesophagus) может быть приобретенным и врожденным. Врожден­ный короткий пищевод («грудной желудок») — редкая аномалия развития. Приобретенное уко­рочение пищевода обычно сочетается со сколь­зящей грыжей (кардиальной, кардиофундаль-ной или гигантской) и развивается как следствие грубых воспалительных и Рубцовых изменений стенок пищевода. Выделяют две степени короткого пищевода: при I степени кардиальная часть желудка фиксирована не выше 4 см над диафрагмой, при II степени — выше 4 см. Подобное деление имеет значение для выбора операционного доступа.

ПАРАСТЕРНАЛЬНЫЕ ГРЫЖИ ДИАФРАГМЫ

Парастернальные грыжи в зависимости от точной локализации грыжевых ворот делят на ретрокостостернальные и ретростернальные. • К ретрокостостернальным относят грыжи, выходящие в грудную полость через груди-но-реберный треугольник. Грыжевой мешок, выступающий в плевральную полость соот­ветствующей стороны, состоит из брюши­ны и плевры с прослойкой соединительной и жировой ткани между ними. Ретрокосто­стернальные грыжи обычно располагаются справа от грудины.

• Развитие ретростернальных грыж связано с врожденным отсутствием или недоразвити­ем мышечного слоя грудинной части диаф­рагмы. Они представляют собой истинные грыжи с грыжевым мешком, расположенным в переднем средостении непосредственно за грудиной спереди от перикарда. Грыжи зна­чительных размеров обычно смещаются в сторону от средней линии, выпячиваясь в плевральную полость, чаще правую.

ЛЮМБОКОСТАЛЬНЫЕ ГРЫЖИ ДИАФРАГМЫ

Люмбокостальные грыжи (грыжи Богдале-ка) относят к истинным, т.е. имеющим гры­жевой мешок. Встречаются эти грыжи весьма редко. Люмбокостальный треугольник отделя­ет реберную часть диафрагмы от поясничной т в норме представляет узкую треугольную щель, обращенную основанием к XII ребру и лишь сверху со стороны грудной полости при-врьггую серозным листком (плеврой). Снизу к реберно-поясничному треугольнику диафраг­мы прилежит не брюшина, а жировая капсула точки и надпочечник, поэтому для развития •рыжи необходимо, чтобы эта щель распрос­транилась по направлению к куполу диафраг-мы. Дооперационная дифференциальная ди­агностика грыжи Богдалека возможна только три наложении диагностического пневмопе-жтонеума, устанавливающего наличие грыже-зюго мешка.

Э АЗРЕЗЫ ПРИ ГНОЙНЫХ МАСТИТАХ

1 Характер операций при гнойных маститах зависит от степени распространенности и ло-•ализации воспалительного процесса. Разли­чают следующие виды гнойных маститов

Поверхностные маститы располагаются в околососковой зоне или над стромой желе­зы непосредственно под кожей. От долек гнойники отделены капсулой молочной же-

Рис. 1-66. Видыгнойныхмаститов (а) иприменяемые разрезы (б), а: 1 — субареолярный абсцесс, 2 — интрамам-марный абсцесс, 3 — ретромаммарный абсцесс, 4 — галак-тофорит; б: 1 — радиальные разрезы, 2 — разрез по Барденгейеру, 3 — параареолярный разрез. (Из: Гостищев В.К. Оперативная гнойная хирургия. — М., 1996; Островерхое Г.Е., Лубоцкий Д.Н., Бомаш Ю.М. Курс оперативной хирургии и то­пографической анатомии. — М., 1996.)

122 -о Учебно-методическое пособие по топографической анатомии и оперативной хирургии

лезы. Интрамаммарные абсцессы располо­жены в дольках самой железы. Ретромаммар-ные абсцессы располагаются под глубоким листком капсулы молочной железы, сзади их ограничивает поверхностный листок фасции груди, покрывающий большую грудную мышцу.

При поверхностных маститах проводят ра­диальные разрезы на коже и подкожной клет­чатке. При многоочаговом флегмонозном ма­стите проводят несколько радиальных разрезов, что нередко ведет к нарушению лактационной функции железы. При субареолярном распо­ложении гнойника его вскрывают циркуляр­ным разрезом. Такой гнойник также можно вскрыть небольшим радиальным разрезом, не пересекая ареолу.

Рассекают кожу, подкожную клетчатку, ткань железы и вскрывают гнойник. Интра­маммарные абсцессы вскрывают над местом уплотнения и гиперемии кожи также радиаль­ными разрезами длиной 6—7 см, не переходя­щими за околососковый кружок. При пальце­вом обследовании раны перегородки с соседними гнойными полостями разрушают, в результате образуется единая полость для оттока гноя.

Для вскрытия ретромаммарного абсцесса применяют разрез Барденгейера, проводимый по нижней переходной складке молочной же­лезы. Доступом Барденгейера можно вскрыть и Интрамаммарные гнойники, расположенные в задних отделах железы.

При хроническом мастите воспалительный инфильтрат удаляют в пределах здоровых тка­ней, выполняя секторальную резекцию молоч­ной железы.

Одна из частых ошибок — малый разрез. В этом отношении совершенно справедливо за­мечание В. Ф. Война-Ясенецкого о том, что «большие и глубокие разрезы — самое вер­ное средство сохранить больше железистой ткани».

Вторая ошибка состоит в том, что опериру­ющий ограничивается лишь вскрытием гной­ника, удалением гноя и свободнолежащих сек­вестрированных тканей, тогда как следует производить иссечение некротизированных тканей. Оставление в железе мелких гнойни­ков чревато опасностью продолжения гнойно­го процесса, что может служить причиной по­вторных хирургических вмешательств.

Показания. Острое гнойное воспаление тка­ни молочной железы.

Инструментарий и медикаменты. Скальпель, пинцет, желобоватый зонд, кровоостанавлива­ющие зажимы, 3% раствор перекиси водоро­да, гипертонический (10%) раствор хлорида натрия, перевязочный материал.

Оперативный доступ. В области наибольшей флюктуации проводят разрез кожи и подкож­ной клетчатки в радиальном направлении от ареолы к периферии длиной 4—6 см.

  • АлтГТУ 419
  • АлтГУ 113
  • АмПГУ 296
  • АГТУ 266
  • БИТТУ 794
  • БГТУ «Военмех» 1191
  • БГМУ 172
  • БГТУ 602
  • БГУ 153
  • БГУИР 391
  • БелГУТ 4908
  • БГЭУ 962
  • БНТУ 1070
  • БТЭУ ПК 689
  • БрГУ 179
  • ВНТУ 119
  • ВГУЭС 426
  • ВлГУ 645
  • ВМедА 611
  • ВолгГТУ 235
  • ВНУ им. Даля 166
  • ВЗФЭИ 245
  • ВятГСХА 101
  • ВятГГУ 139
  • ВятГУ 559
  • ГГДСК 171
  • ГомГМК 501
  • ГГМУ 1967
  • ГГТУ им. Сухого 4467
  • ГГУ им. Скорины 1590
  • ГМА им. Макарова 300
  • ДГПУ 159
  • ДальГАУ 279
  • ДВГГУ 134
  • ДВГМУ 409
  • ДВГТУ 936
  • ДВГУПС 305
  • ДВФУ 949
  • ДонГТУ 497
  • ДИТМ МНТУ 109
  • ИвГМА 488
  • ИГХТУ 130
  • ИжГТУ 143
  • КемГППК 171
  • КемГУ 507
  • КГМТУ 269
  • КировАТ 147
  • КГКСЭП 407
  • КГТА им. Дегтярева 174
  • КнАГТУ 2909
  • КрасГАУ 370
  • КрасГМУ 630
  • КГПУ им. Астафьева 133
  • КГТУ (СФУ) 567
  • КГТЭИ (СФУ) 112
  • КПК №2 177
  • КубГТУ 139
  • КубГУ 107
  • КузГПА 182
  • КузГТУ 789
  • МГТУ им. Носова 367
  • МГЭУ им. Сахарова 232
  • МГЭК 249
  • МГПУ 165
  • МАИ 144
  • МАДИ 151
  • МГИУ 1179
  • МГОУ 121
  • МГСУ 330
  • МГУ 273
  • МГУКИ 101
  • МГУПИ 225
  • МГУПС (МИИТ) 636
  • МГУТУ 122
  • МТУСИ 179
  • ХАИ 656
  • ТПУ 454
  • НИУ МЭИ 641
  • НМСУ «Горный» 1701
  • ХПИ 1534
  • НТУУ «КПИ» 212
  • НУК им. Макарова 542
  • НВ 777
  • НГАВТ 362
  • НГАУ 411
  • НГАСУ 817
  • НГМУ 665
  • НГПУ 214
  • НГТУ 4610
  • НГУ 1992
  • НГУЭУ 499
  • НИИ 201
  • ОмГТУ 301
  • ОмГУПС 230
  • СПбПК №4 115
  • ПГУПС 2489
  • ПГПУ им. Короленко 296
  • ПНТУ им. Кондратюка 119
  • РАНХиГС 186
  • РОАТ МИИТ 608
  • РТА 243
  • РГГМУ 118
  • РГПУ им. Герцена 124
  • РГППУ 142
  • РГСУ 162
  • «МАТИ» — РГТУ 121
  • РГУНиГ 260
  • РЭУ им. Плеханова 122
  • РГАТУ им. Соловьёва 219
  • РязГМУ 125
  • РГРТУ 666
  • СамГТУ 130
  • СПбГАСУ 318
  • ИНЖЭКОН 328
  • СПбГИПСР 136
  • СПбГЛТУ им. Кирова 227
  • СПбГМТУ 143
  • СПбГПМУ 147
  • СПбГПУ 1598
  • СПбГТИ (ТУ) 292
  • СПбГТУРП 235
  • СПбГУ 582
  • ГУАП 524
  • СПбГУНиПТ 291
  • СПбГУПТД 438
  • СПбГУСЭ 226
  • СПбГУТ 193
  • СПГУТД 151
  • СПбГУЭФ 145
  • СПбГЭТУ «ЛЭТИ» 380
  • ПИМаш 247
  • НИУ ИТМО 531
  • СГТУ им. Гагарина 114
  • СахГУ 278
  • СЗТУ 484
  • СибАГС 249
  • СибГАУ 462
  • СибГИУ 1655
  • СибГТУ 946
  • СГУПС 1513
  • СибГУТИ 2083
  • СибУПК 377
  • СФУ 2423
  • СНАУ 567
  • СумГУ 768
  • ТРТУ 149
  • ТОГУ 551
  • ТГЭУ 325
  • ТГУ (Томск) 276
  • ТГПУ 181
  • ТулГУ 553
  • УкрГАЖТ 234
  • УлГТУ 536
  • УИПКПРО 123
  • УрГПУ 195
  • УГТУ-УПИ 758
  • УГНТУ 570
  • УГТУ 134
  • ХГАЭП 138
  • ХГАФК 110
  • ХНАГХ 407
  • ХНУВД 512
  • ХНУ им. Каразина 305
  • ХНУРЭ 324
  • ХНЭУ 495
  • ЦПУ 157
  • ЧитГУ 220
  • ЮУрГУ 306

Чтобы распечатать файл, скачайте его (в формате Word).

Мастит — довольно частое воспалительное заболевание молочной железы. Чаще всего встречается лактационный мастит, реже — мастит новорожденных, осложняющий течение физиологических половых кризов новорожденных, и ювенильный мастит. Существуют 4 основные формы мастита: серозный, инфильтративный, гнойный (абсцедирующий и флегмонозный) и гангренозный. Гнойный мастит может развиваться как при прогрессировании серозного и инфильтративного мастита, так и de novo.

По локализации флегмонозный мастит может быть поверхностным [расположен между подкожной фасцией и передним листком капсулы железы, может располагаться периферически (премаммарный мастит) или субареолярно], интрамаммарным (интерстициальный и паренхиматозный), протоковым (в ткани железы в пределах одной дольки), ретромаммарным (в одноименной клетчатке) (рис. 17.1).

В разных ситуациях при операциях на молочной железе используют различные разрезы (рис. 17.2): • при вскрытии поверхностных гнойников, удалении доброкачественных образований делают радиальные разрезы, не доходящие до ареолы. Такое направление разрезов кожи позволяет снизить риск повреждения круп-

Рис 17.1. Локализация гнойных образований в молочной железе: 1 — субареолярный абсцесс; 2 — галактофорит; 3 — интрамаммарный абсцесс; 4 — ретромаммарный абсцесс

Рис 17.2. Разрезы, применяемые при гнойном мастите:

а: 1 — радиальные разрезы; 2 — разрез по Барденгейеру; 3 — параареолярный разрез; б — проточно-аспирационное дренирование ретромаммарного абсцесса

ных млечных протоков и пересечения мышечных волокон, расположенных в коже ареолы и замыкающих млечные цистерны;

• для расширения зоны доступности выполняют субареолярные разрезы, представляющие собой радиальные разрезы с полукруговой насечкой вокруг ареолы, так что разрез приобретает Т-образный вид

• для доступа к ретромаммарной клетчатке, задней поверхности молочной железы используют доступ Барденгейера или Гайлара- Томаса. Разрез кожи ведут под молочной железой по переходной складке. Рассекают подкожную клетчатку, поверхностную фасцию. Находят место стыка переднего и заднего листков капсулы железы. Далее можно пойти между задним листком и тканью железы или ретромаммарно;

• для удаления молочной железы с кожей используют широкие разрезы, окаймляющие железу. Наиболее удобным является разрез Холстеда, применяемый при онкологических операциях.

Для удаления ткани железы с сохранением кожи (так называемая подкожная мастэктомия) применяют циркулярный разрез вокруг ареолы. Железу удаляют через получившееся отверстие.

Далее протезируют железу синтетическими материалами. Отверстие ушивают кисетным швом, в области шва в последующем

наносят цветную татуировку, имитирующую ареолу. Независимо от варианта разреза кожи паренхиму железы раздвигают тупо. В современной хирургии молочной железы широко используют косметическую технику, протезирование удаленных участков.

Секторальная резекция (квадрантэктомия) заключается в удалении сектора молочной железы в одном блоке с лимфатическими узлами подключично-подмышечной зоны. Она возможна при ограниченных узловых формах опухолей, локализующихся в верхненаружном квадранте молочной железы. Диаметр опухоли не должен превышать 2,5 см. Операция заключается в иссечении из ткани молочной железы сектора, включающего опухолевый узел и неизмененную ткань железы на расстоянии 3-5 см от края опухоли в каждую сторону. При этом иссечение сектора (квадранта) выполняют с учетом расположения междольковых фасциальных перегородок, соблюдая принцип футлярности. Вместе с резецированным сектором выделяют подлопаточно-подключично-подмышечный блок клетчатки и лимфатических узлов, сохраняя большую и малую грудные мышцы. Выделенную клетчатку с подключичными и подмышечными лимфатическими узлами удаляют единым блоком с сектором молочной железы. При локализации опухоли в медиальных и центральных отделах железы выполнение таких операций не оправдано как из-за технических сложностей, так и в связи с преимущественным метастазированием таких опухолей в парастернальные лимфатические узлы.

Туморэктомия с аксиллярной лимфаденэктомией заключается в удалении ткани железы и подмышечных лимфатических узлов не единым блоком, а по отдельности. В современных условиях используют эндоскопический вариант подмышечной лимфаденэктомии после аксиллярной лимфографии. Обязательна адъювантная химиолучевая терапия. Метод применяют у больных с I и II стадией рака молочной железы. У больных с местнораспространенным раком молочной железы (III стадией) возможно выполнение этой операции после неоадъювантной предоперационной химиолучевой терапии, если удалось уменьшить размер опухоли до 3 см.

Радикальная мастэктомия — мастэктомия с одновременным удалением малой и большой грудных мышц, лимфатических узлов и клетчатки подмышечной, подключичной и подлопаточной областей.

Характер операций при гнойных маститах зависит от степени распространённости и ло­кализации воспалительного процесса. Разли­чают следующие виды гнойных маститов (рис. 10-29):

Поверхностные маститы располагаются в околососковой зоне или над стромой железы непосредственно под кожей, от долек гнойни­ки отделены капсулой молочной железы. Инт­рамаммарные абсцессы расположены в доль­ках самой железы.

Деление маститов на паренхиматозные и интерстициальные зависит от способа проник­новения инфекционного агента. При парен­химатозных маститах поражение долек идёт по ходу молочных путей, а при интерстициаль-

Рис. 10-29. Виды гнойных маститов (а)и применяемые разрезы (б),а: 1 —субареолярный абсцесс, 2 — интрамам-марный абсцесс, 3 — ретромаммарный абсцесс, 4 — галак­тофорит; б: 1 — радиарные разрезы, 2 — разрез по Барден-гейеру, 3 — параареолярный разрез. (Из: Гостищев В.К. Оперативная гнойная хирургия. — М., 1996; Островер­хое Г.Е., Лубоцкий Д.Н., Бомаш Ю.М. Курс оперативной хи­рургии и топографической анатомии. — М., 1996.)

ных развивается вторичная воспалительная реакция в результате заноса инфекции по лим­фатическим путям.

Ретромаммарные абсцессы располагаются под глубоким листком капсулы молочной же­лезы, сзади их ограничивает поверхностный листок фасции груди, покрывающий большую грудную мышцу.

РАЗРЕЗЫ ПРИ ПОВЕРХНОСТНЫХ ГНОЙНЫХ МАСТИТАХ

При поверхностных маститах проводят ра­диальные разрезы на коже и подкожной клет­чатке. При многоочаговом флегмонозном ма­стите проводят несколько радиальных разрезов, что нередко вызывает нарушение лактацион­ной функции железы.

РАЗРЕЗЫ ПРИ ИНТРАМАММАРНЫХ ГНОЙНЫХ МАСТИТАХ

Рассекают кожу, подкожную клетчатку, ткань железы и вскрывают гнойник. Интрамаммарные абсцессы вскрывают над местом уплотнения и гиперемии кожи также радиальными разрезами длиной 6—7 см, не переходящими за околосос­ковый кружок. При пальцевом обследовании раны перегородки с соседними гнойными поло­стями разрушаются, в результате чего происхо­дит образование единой полости для оттока гноя. Удалив гной, края раны разводят острыми крюч­ками и тщательно осматривают полость гной­ника. Имеющиеся некротизированные ткани иссекают. Если при надавливании на железу на внутренней поверхности абсцесса выделяется гной, то отверстие расширяют, а гной удаляют. Наличие дополнительной гнойной полости тре­бует её вскрытия через стенку абсцесса, обе по­лости соединяют в одну. Если же вторая полость больше, то над ней проводят дополнительный радиальный кожный разрез. Полость гнойника обязательно промывают раствором антисепти­ка. Когда при ревизии раны определяют плот­ный инфильтрат с мелкими гнойными полостя­ми типа пчелиных сот (апостематозный мастит), то инфильтрат иссекают в пределах здоровых тканей. Операцию заканчивают дренированием абсцесса трубкой с налаживанием проточно-про­мывной системы (рис. 10-30).

Рис. 10-30. Проточно-аспирационное дренирование рет-ромаммарного абсцесса.(Из: Гостищев В.К. Оперативная гнойная хирургия. — М., 1996.)

РАЗРЕЗЫ ПРИ РЕТРОМАММАРНЫХ ГНОЙНЫХ МАСТИТАХ

Для вскрытия ретромаммарного абсцесса применяют разрез Барденгейера, проводимый по нижней переходной складке молочной железы.

Послойно рассекают кожу и клетчатку, приподнимают молочную железу и отслаи­вают от фасции большой грудной мышцы. Далее вскрывают гнойник. Если ретромам-марный абсцесс образован за счёт прорыва интрамаммарного гнойника, то отверстие расширяют, удаляют гной и некротизирован­ные ткани. Полость гнойника дренируют че­рез дополнительный разрез. Железу уклады­вают на место.

Доступом Барденгейера можно вскрывать и интрамаммарные гнойники, расположенные в задних отделах железы. После отслаивания железу приподнимают, обнажают заднюю по­верхность железы и радиальными разрезами вскрывают абсцессы, расположенные внутри железы, гной и некротизированные ткани уда­ляют, полость гнойника дренируют одной или двумя трубками. Дренаж может быть проведён через дополнительный разрез на передней по­верхности железы и через основной разрез под

762♦ ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ И ОПЕРАТИВНАЯ ХИРУРГИЯ ♦ Глава 10

железой; железу укладывают на место и на­кладывают несколько швов на кожную рану.

Данный метод позволяет избежать пересе­чения протоков железистых долек, обеспечи­вает хорошие условия для оттока гноя и не-кротизированных тканей и даёт хороший косметический результат.

РАЗРЕЗЫ ПРИ ДРУГИХ ТИПАХ МАСТИТОВ

При субареолярном расположении гнойни­ка его вскрывают циркулярным разрезом. Та­кой гнойник можно вскрыть небольшим ра­диальным разрезом, не пересекая ареолу. В радиальном направлении от ареолы вскрыва­ют также любые интерстициальные маститы. При хроническом мастите воспалительный инфильтрат удаляют в пределах здоровых тка­ней, выполняя секторальную резекцию молоч­ной железы.

ПРИ ВСКРЫТИИ ГНОЙНЫХ МАСТИТОВ

Одна из частых ошибок — малый разрез. В этом отношении совершенно справедливо за­мечание В.Ф. Войно-Ясенецкого о том, что «большие и глубокие разрезы — самое верное средство сохранить больше железистой ткани».

Вторая ошибка состоит в том, что опериру­ющий ограничивается лишь вскрытием гной­ника, удалением гноя и свободнолежащих сек­вестрированных тканей, тогда как следует производить иссечение некротизированных тканей. Оставление в железе мелких гнойни­ков чревато опасностью продолжения гнойно­го процесса, что может служить причиной по­вторных хирургических вмешательств. Склонность к рецидивам и прогрессированию гнойного процесса в молочной железе зависит от особенностей её анатомического строения и слабо выраженной тенденции к отграниче­нию процесса. Предупредить повторные опе­рации можно лишь тщательным вскрытием всех гнойников и инфильтратов в железе и про­ведением рационального дренирования.

В связи с этим в настоящее время при оди­ночных и изолированных абсцессах произво­дят пункцию с аспирацией гнойного содержи-

мого, последующим промыванием и введени­ем в полость абсцесса антибиотиков.

Дата добавления: 2015-01-18 | Просмотры: 5503 | Нарушение авторских прав

1. Инфильтративно-гнойный (сотоподобный, апостематозный).

Самой частой формой мастита является Интрамаммарная форма, когда гнойник расположен в глубине молочной железы.

При расположении гнойника непосредственно под кожей или под кожей ареолы соска возникает соответственно подкожный и субареолярный мастит. Эти маститы не связаны с железистой тканью молочной железы и протекаю легче, чем интрамаммарный мастит. Обычно они возникают при наличии мелких гнойников, инфицированных ранок и трещин на соске и коже молочной железы.

К редким формам мастита относиться ретромаммарный мастит, который возникает при прорыве гнойника в ретромаммарное пространство — между фасцией большой грудной мышцы и капсулой задней поверхности молочной железы.

Клиническая картина: заболевание послеродовым маститом происходит в сроки от 5 до 30 дней после родов. Пик заболевания приходиться на период от 7 до 15 дней после родов. Мастит в сроки более 30 суток встречается редко и обычно не связан с родами и внутрибольничной инфекцией.

Часто маститу предшествует лактостаз, но не всегда. Заболевание связано в первую очередь с проникновением в железу инфекции (золотистый стафилококк) и воспалительной инфильтрацией ее тканей, при этом в самой железе начинает пальпироваться болезненный инфильтрат, занимающий часть или всю молочную железу. Иногда больные, да и сами врачи расценивают наличие такого плотного инфильтрата, как наличие лактостаза, т.е. зоны переполненной молоком. Возникает иллюзия, что достаточно сцедить или «раздавить» этот комок и все пройдет. Невзирая на боль и лихорадку процесс сцеживания затягивается на несколько суток и заканчивается оперативным лечением. Поэтому к диагнозу «лактостаз» надо относиться очень взвешено, — если в течение 2-3-4 часов не удается «расцедить» инфильтрат, если сохраняется высокая Т, распирающие боли в молочной железе и пальпируется болезненное образование, это состояние надо расценивать, как серозную форму мастита и начать соответствующее лечение.

Серозные и серозно-инфильтративные формы мастита продолжаются в течение 3 суток, иногда несколько дольше, затем они превращаются в гнойные.

Заболевание, как правило, начинается остро и бурно. Температура тела при серозном мастите повышается до 38–39 0 С с ознобом, имеются другие признаки интоксикации. Ухудшается общее состояние (головная боль, слабость), появляются боли в молочной железе, особенно при кормлении ребенка.

Больная грудь несколько увеличивается в объеме. Кожа в области поражения может быть умеренно гиперемирована, но так бывает только если очаг расположен близко к поверхности или если имеется запущенный гнойный процесс, но чаще кожа остается обычного цвета. При пальпации в толще железы могут определяться болезненные округлые образования, плотно-эластической консистенции. Образование может быть одно или несколько, а иногда образование захватывает всю молочную железу.

Несмотря на серозный характер воспаления, лабораторные показатели реагируют на него довольно резко: в крови лейкоцитоз до 15-20 тыс., сдвиг Л-формулы влево. Увеличивается СОЭ.

При переходе серозной формы в серозно-инфильтративную интоксикация нарастает, с начало заболевания проходит 2-3 суток, инфильтрация в молочной железе окончательно определяется в плотный болезненный инфильтрат с четкими границами, удается даже прощупать его бугристую поверхность. Возникают проблемы с дифференциальной диагностикой между серозно-инфильтративной формой мастита и инфильтративно-гнойной.

Гнойно-инфильтративный (апостематозный, сотоподобный) мастит. При переходе серозной формы в гнойно-инфильтративную форму резких изменений в клинической картине не происходит. Сохраняется высокая температура до 38–39 0 С, озноб и другие признаки интоксикации. Молочная железа несколько увеличена, в глубине железы пальпируется плотный болезненный инфильтрат. Кожа молочной железы бывает гиперемирована, но не всегда – даже при гнойных процессах кожа может оставаться обычного цвета. Так как гнойники имеют маленький размер, то ни каких признаков размягчения тканей инфильтрата и, тем более, признаков флюктуации не возникает. Могут появиться увеличенные, болезненные подмышечные лимфоузлы. В крови лейкоцитоз достигает 15-20 тыс., сдвиг лейкоформулы влево, СОЭ – 50-60 мм/час.

Дифференциальная диагностика между серозно-инфильтративной и гнойно-инфильтративной формами. Так как, переход мастита в гнойно-инфильтративную форму требует изменение тактики и выполнение оперативного вмешательства, то правильное распознавание этой формы имеет большое значение. Но, как было отмечено выше, клиническая картина при появлении множества мелких гнойников радикально не меняется, поэтому для установления инфильтративно-гнойной формы мастита используют несколько простых принципов.

1. Срок заболевания должен быть более 3 суток.

2. При назначении адекватной антибактериальной терапии при серозном мастите обычно удается быстро получить хороший клинический эффект. Но если вы активно лечите больного, но в течение суток ему не становиться лучше, то по всей видимости вы имеете дело с инфильтративно-гнойным маститом.

3. Выполнение УЗИ молочной железы опытным специалистом обычно позволяет различить даже небольшие гнойники по ходу протоков.

4. Выполнение пункции молочной железы толстой иглой под местной анестезией. Посылая в ткань инфильтрата порции раствора Новокаина и подтягивая его назад (и так несколько раз), в ряде случаев в шприце можно увидеть появление небольшого количества гной. Это является достаточным аргументом, что бы поставить диагноз гнойно-инфильтративного мастита и предложить больному выполнение оперативного вмешательства.

Абсцедирующая форма мастита. Происходит тотальное расплавление тканей молочной железы и слияние мелких гнойников в один или два-три крупных гнойника. Сроки заболевания превышают 5 и более суток. За этот период у больной сохранялась температура, боли в молочной железе и все другие признаки интоксикации. При осмотре одна железа отечна, увеличена в размерах, кожа обычно гиперемирована. При пальпации определяется инфильтрация с зоной размягчения, либо флюктуирующий гнойник. Интересно, что очень часто сформировавшийся гнойник в молочной железе носит настолько напряженный характер, без всяких признаков размягчения или флюктуации. Хирург, начиная операцию, предполагает наличие крупного инфильтрата, но сделав скальпелем небольшой разрез, сразу же получает струю жидкого гноя под давлением. После опорожнения такого гнойника молочная железа может уменьшиться практически в 2 раза.

Осложненные формы мастита: Флегмонозная и гангренозная форма, знаменует собой переход воспаления из паренхимы молочной железы на окружающие ткани: подкожную клетчатку и саму кожу, вовлечение в процесс региональных лимфатические узлы, обширную деструкцию тканей с крайней степенью интоксикации, истощение защитных сил организма. Увеличивается вероятность развития сепсиса, поражения внутренних органов и систем с развитием полиорганной недостаточности. В крови сохраняется лейкоцитоз (возможно и развитие лейкопении), резкий сдвиг лейкоформулы влево с появлением юных форм и миелоцитов, нарастающие признаки анемии со снижением гемоглобина до 40-45 г/%. В моче протеинурия.

В результате застоя в сосудах молочной железы и их тромбоза возникает некроз всей молочной железы или ее части с выходом деструктивного процесса на кожу, что знаменует развитие конечной формы мастита – гангренозной. Состояние становиться крайне тяжелым, полиорганная недостаточность. Молочная железа отечная, покрыта пузырями, на некоторых участках зоны некроза. Такая форма мастита для спасения жизни больного часто требует принятия крайних мер в виде выполнения мастэктомии – экстренного удаления всей молочной железы.

Ретромаммарная форма мастита возникает при прорыве гнойника из молочной железы в ретромаммарное пространство и может быть отнесена к редким формам мастита, но при этом очень опасным. Последнее связано с трудностями диагностики и высокой угрозой развития сепсиса. Автору за длительный период работы в специализированном отделении гнойной хирургии приходилось видеть только двух больных с этой формой мастита, при этом стало известно, по крайней мере, об одном случае смерти молодой женщины от ретромаммарной формы мастита в одном из северных городов ТО. Трагедия возникла как раз вследствие трудностей диагностики заболевания и не оказании надлежащей помощи, мастит привел к развитию сепсиса, бактериального шока и очень быстрой гибели больной.

Основные жалобы этих больных – это выраженные признаки интоксикации: высокая температура, озноб, плохой сон, сниженный аппетит, тахикардия. Боли в самой молочной железе могут отсутствовать. При пальпации молочная железа безболезненная, инфильтративные образования в ней также отсутствуют. С другой стороны имеются распирающие боли в области передней стенки грудной клетки. Такая клиника может заставить задуматься о пневмонии, но Р-исследования это не подтвердят. Если у женщины недавно перенесла роды, то должны быть выполнены настоятельные попытки обнаружения гнойника в ретромаммарном пространстве включая УЗИ, компьютерную томографию и диагностическую пункцию.

Больные с любой формой острого лактационного мастита подлежат 100% госпитализации в хирургическое отделение в первые дни заболевания. Решение это не простое, так как у больной женщины имеется дома маленький ребенок (2 недели). Врачом должна быть проявлена настойчивость, ребенок остается с одним из членов семьи, которому на период болезни матери положен лист нетрудоспособности (больничный лист). При отсутствии родственников на время болезни ребенок помещается в детское учреждение: дом малютки, детское отделение. Лучше пролечить больную 3 дня в стационаре с серозным маститом, чем потом выполнить операцию и лечить гнойную рану 3 недели.

Кормление ребенка в период заболевания маститом, независимо от клинической формы — запрещается, это относиться, как к больной, так и к здоровой груди. Молоко, зараженное патогенным стафилококком, может привести к тяжелому заболеванию у ребенка. Кроме того большие дозы антибиотиков, которыми лечится мать, попадают в молоко и могут приводить к тяжелому дисбактериозу у детей.

Прекращение лактации. Вопрос о прекращении лактации решается индивидуально. Во время заболевания кормить ребенка не разрешается. Кормление можно начать только после полного купирования явлений мастита, а также через 24 часа после отмены антибиотиков. До этого срока женщина должна сцеживать молоко (используя молокоотсос или просто руками) либо лактация должна быть прекращена фармокологическими средствами.

При решении вопроса о прекращении лактации учитывается мнение самой женщины: она может настаивать на ее прекращении или наоборот быть категорически против этого. Иногда, когда лечение мастита затягивается на продолжительный срок, но женщине удалось сохранить молоко, все усилия пропадают зря, так как ребенок «привыкает к соске» и «отказывается от груди». С другой стороны, если женщина больна серозным маститом и пребывание ее на больничной койке составляет 3-4 дня, то через сутки после выписки она вполне способна продолжить кормление ребенка.

В основном прекращение лактации показано больным, перенесшим объемную операцию на молочной железе. Обычно пребывание этих больных в стационаре затягивается, во вторых само сцеживание из молочной железы, покрытой операционными ранами очень мучительно, в третьих у таких больных часть молока может выделяться в саму рану, что препятствует её заживлению.

Чем раньше после родов, вы начали подавление лактации, тем быстрее это удается сделать.

Чем сильнее вы сцеживаете молочную железу, тем сильнее вы стимулируете лактацию. Поэтому при прекращении лактации не нужно сцеживать молоко полностью.

Прекращение лактации в настоящее время осуществляется фармакологическими средствами относящихся к гормональным препаратам:

Препараты Парлодел, Бромлактин (Группа Bromocriptine mesylate) — лекарство, подавляющее выработку пролактина. Нуждаются в постоянном приеме по 1 таблетке 2 раза в день. Могут вызывать снижение давления головокружение, тошноту.

Препарат Достинекс, Берголак (Группа Cabergoline) Для подавления лактации назначают по 0.25 мг (1/2 таб.) 2 раза/сут в течение 2 дней (общая доза равна 1 мг, 2 таб. по 0,5 мг). Обычно этого бывает достаточно для прекращения лактации.

Норколут (норэтистерон) по схеме.

Консервативное лечение показано при серозной и серозно-инфильтративной форме мастита:

Покой и возвышенное положение молочной железе.

Назначение антибиотиков является основным методом лечения маститов. С учетом того, что превращение серозного мастита в гнойный происходит за 3 суток, должны быть назначены максимально эффективные антибиотики — второго шанса не будет. Заражение маститом происходит в родильных домах и золотистый стафилококк может быть отнесен к антибиотикорезистентной назокоминальной инфекции. Поэтому целесообразно назначать защищенные бета-лактамные антибиотики, эффективные в отношении больничной инфекции.

Амоксиклав, Амоксицилин/клавуланат: Внутрь, В/М, В/В

Цефалоспорины 3 поколения: Цефоперазон/сульбактам (Сульперазон); Цефуроксим, Цефазолин, Цефиксим

Гликопептиды: Ванкомицин, Эдицин

Дезинтоксикационная терапия (В/В инфузия растворов кристаллоидов, белковые препараты)

Физиолечение – наиболее эффективные из физиовоздействий – это облучение патологических очагов через кожу красным лазером; ультрофиолетовое облучение крови; холод на очаг в начальной фазе заболевания, а затем рассасывающая терапия: ультразвук, УВЧ, ДДТ.

Общая и поддерживающая терапия, витамины, антигистаминные препараты, анаболические стероиды, борьба с анемией, иммуннокоррекция и пр.

Хирургическое лечение показано при различных гнойных формах мастита. Принципиальное значение имеет выбор объема операции, выбор хирургического доступа (разрез по отношению к молочной железе) и способ завершения операции. Операцию практически всегда проводят под В/В наркозом, исключение могут составлять поверхностные субареолярные гнойники, которые можно вскрыть под местной анестезией.

При гнойно-инфильтративной форме мастита производиться иссечение инфильтрата, выполнение гемостаза, операция заканчивается широким дренирование раны. Периодически выполняются попытки ушивание раны сразу же после иссечения инфильтрата единым блоком в пределах здоровых тканей, но обычно это заканчивается нагноением раны, снятием швов и ведение раны, как открытой. Иногда рану сразу же после иссечения инфильтрата облучают красным лазером, или выполняют ультразвуковую кавитацию (обработка ультразвуком вместе с пульсирующей струей раствора хлоргексидина), что улучшает течение раневого процесса и сокращает сроки заживления.

При абсцедирующих формах мастита выполняется широкое вскрытие абсцесса, пальцами разрываются все внутренние перемычки, операция заканчивается дренированием полости абсцесса.

Значение имеет выбор разреза, наиболее часто используются радиальные разрезы по Ангереру (см. рисунок, позиция 1), как наименее травматичные в отношении протоков молочной железы. При расположении инфильтрата в нижних отделах молочной железы возможно выполнение нижнего дугообразного разреза по Барденгейеру (см. рисунок, позиция 2).

Радиальных разрезов может быть несколько, в наиболее тяжелых случаях через 4 (в форме креста) радиальных разреза может быть удалена вся ткань молочной железы, остается только кожа и сосок (субкутанная мастэктомия).

При расположении гнойника в области ареолы, может быть выполнен полуовальный разрез вокруг ареолы (см. рисунок, позиция 3).

Но надо помнить, что при выполнении любых разрезов, они никогда не должны распространяться на ареолу и сосок.

В случае развития гангренозной формы мастита, выполняется некроэктомия на коже молочной железы. При возникновении непосредственной угрозы жизни больной в связи с развитием сепсиса и септического шока выполняется радикальная операция – мастэктомия, при этом стараются сохранить кожу молочной железы и сосок, для будущей пластики железы. Такая операция называется субкутанная мастэктомия.

Послеоперационный период ведется по общим принципам лечения гнойных ран и системной воспалительной реакции (SIRS): Проведение массивной антибактериальной терапии под контролем чувствительности микрофлоы, дезинтоксикационной терапии и пр.

Мастит, грудница (mastitis) — воспаление паренхимы и интерстициальной ткани молочной железы; изолированное воспаление молочных ходов — галактофорит (galactoforitis); воспаление желез околососочковой зоны — ареолит (areolitis). Мастит следует отличать от других воспалительных заболеваний кожи, подкожной клетчатки молочной железы (фурункул, карбункул, абсцесс, флегмона, рожистое воспаление), объединяемых понятием парамастит.

Среди всех форм мастита на долю послеродового приходится 91-96 % случаев.

Процентное отношение числа маститов к числу родов колеблется от 1,5 до 6,0. От 10 до 19 % всех случаев мастита родильниц переходят в деструктивную форму. Гнойный мастит может осложниться сепсисом.

Молочная железа мало способна к отграничению воспаления, происходит его широкое распространение с вовлечением соседних участков железистой ткани. Это распространение нередко не останавливается и при радикальном вскрытии очага, после которого могут образоваться новые абсцессы в паренхиме железы.

Этиология, патогенез, эпидемиологические аспекты и профилактика мастита. Более чем у 80 % больных выделяют патогенные стафилококки в монокультуре, у 11 % — в ассоциации с кишечной и синегнойной палочкой, у 6—7 % в монокультуре выделяют кишечную палочку, у 5 % — стрептококк; редко встречаются протей, синегнойная палочка, грибы. Все штаммы стафилококка обладают ярко выраженной гемолитической и плазмокоагулирующей способностью. Стафилококк высевают из гноя на протяжении всей болезни.

В возникновении мастита первостепенное значение придают внутрибольничной инфекции. Носители патогенного стафилококка инфицируют новорожденных, которые становятся непосредственным источником инфицирования молочных желез матери при кормлении.

В микрофлоре носоглотки в 1-й день жизни стафилококк содержится у 10—15 % новорожденных, на 7-й день — более чем у 90 %. Выделяемые штаммы имеют высокую полирезистентность к антибиотикам.

Основной источник госпитальной инфекции — бациллоносители среди персонала. Резервуаром инфекции служат палаты и перевязочные. Инфицированные в роддомах новорожденные и родильницы становятся уже вторичным источником инфекции, особенно при развитии у них гнойно-воспалительных заболеваний и нарушении противоэпидемического режима (отсутствие строгой изоляции заболевших).

О роли инфицирования новорожденных и родильниц госпитальными штаммами свидетельствуют данные D. Loschonzi. Дети, рожденные вне лечебных учреждений, тоже могут быть источником инфекции, бациллоносителями, но это происходит реже, чем среди детей, родившихся в роддомах. Даже по истечении 4 лет среди детей, родившихся в роддомах, бациллоносителей больше, чем у родившихся вне лечебного учреждения.

Входными воротами для микроорганизмов служат чаше всего трещины сосков. Возможно и интраканакулярное проникновение возбудителя при кормлении грудью или сцеживании молока, реже инфекция распространяется гематогенным и лимфогенным путем из эндогенных очагов инфекции у родильницы.

Чрезвычайно важным фактором в возникновении лактационного мастита является застой молока с его инфицированием патогенными микроорганизмами.

Воспалительный процесс может ограничиться воспалением молочных ходов (галактофоритом), который сопровождается выделением молока с примесью гноя. Воспалительный процесс в железе проходит сначала серозную фазу, а затем фазу гнойного воспаления с образованием гнойников различной локализации.

Интрамаммарные абсцессы вследствие резкого истончения междолевых перемычек, обусловленного воспалительным процессом и увеличением секреторного аппарата железы во время лактации, могут сливаться и прорываться в ретромаммарное пространство.

Морфологические изменения на ранних стадиях мастита определяются локализацией воспаления, в соответствии с которой выделяют галактофорит — поражение протоковой системы молочной железы, паренхиматозный мастит — поражение паренхимы железы и интерстициальный мастит — поражение межуточной ткани молочной железы. Последние две формы в изолированном виде практически не встречаются.

Среди факторов риска возникновения мастита наибольшее значение имеют тяжелые осложнения родов, гнойно-воспалительные заболевания послеродового периода, скрытые очаги инфекции в организме, трещины сосков как входные ворота инфекции. В период беременности имеют значение заболевания с нарушением питания, авитаминозы, анемии, мастопатии, втянутый сосок, возраст беременной старше 35 лет.

Патологоанатомическая классификация предусматривает выделение галактофорита, паренхиматозного и интерстициального мастита. Две последние формы встречаются только совместно.

Клиническая классификация мастита наиболее распространена, что обусловлено ее простотой и приемлемостью для практических целей.

• субареолярный;
• интрамаммарный;
• ретромаммарный;
• галактофорит.

Хронический мастит — хроническая и инфильтративная форма.

Диагностика мастита, казалось бы, не представляет затруднений, но лечебная тактика при различных фазах воспалительного процесса строго дифференцирована. Своевременная диагностика начальных форм мастита и рано начатое консервативное лечение позволяют в большинстве случаев добиться обратного развития процесса, предупреждают его переход в гнойную, деструктивную фазу.

Острый воспалительный процесс в молочной железе необходимо отличать от острого застоя молока. К острому застою приводят неправильное строение соска, неправильное кормление ребенка, недостаточное развитие молочных протоков у первородящих (у первородящих застой молока встречается в 2 раза чаще, чем у повторнородящих).

При остром застое молока опухолевидное образование соответствует контурам долек молочной железы, уплотнение в молочной железе достаточно подвижное, с четкими границами, бугристой поверхностью, малоболезненное; при надавливании на это образование молоко выделяется свободно, его сцеживание безболезненно. После сцеживания молока женщина ощущает облегчение.

Особенно трудно дифференцировать острый застой молока и начальные формы мастита, особенно при повышении температуры тела. Мы считаем всякое нагрубание молочных желез с повышением температуры серозной стадией мастита. Это позволяет своевременно начать лечение и предупредить переход процесса в гнойную фазу.

Дифференциальной диагностике помогает использование при остром застое молока окситоцина, питуитрина, которые вызывают расширение выводных протоков молочных желез. Питуитрин вводят по 0,5 мл 2 раза в сутки подкожно перед кормлением ребенка или сцеживанием молока. Для уменьшения образования молока показано ограничение приема жидкости, для уменьшения застоя в железе — фиксация груди косынкой или лифчиком.

При неблагоприятных условиях, проникновении в ткань железы гноеродной микрофлоры застой молока через 2—4 дня переходит в воспаление — серозную фазу мастита. Заболевание начинается остро, с озноба, повышения температуры, потливости, слабости, ощущения разбитости, резких болей в железе. Молочная железа увеличивается, ее пальпация становится болезненной, инфильтрат определяется нечетко. Сцеживание молока болезненно и не приносит облегчения. В крови лейкоцитоз, СОЭ повышена до 20—30 мм/ч.

При несвоевременно начатом лечении процесс может перейти в инфильтративную фазу с еще большей выраженностью клинических признаков воспаления и тяжелым общим состоянием больной. Пальпируемое опухолевидное образование приобретает более четкие контуры. В крови наблюдается тенденция к моноцитозу и эозинофилии. У 80 % больных температура тела повышается до 38-41 °С Контактная термометрия выявляет повышение локальной температуры в молочной железе. Переход серозно-инфильтративной формы мастита в гнойную занимает 3-4 дня.

Воспалительный процесс приводит к повышению рН молока, что связано с повышением активности щелочной фосфотазы.

При микроскопическом исследовании клеточного состава молока выявляют увеличение количества лейкоцитов выше нормальных показателей. Это позволяет судить и об обратном развитии воспалительного процесса в результате лечения — происходит резкое снижение числа лейкоцитов в секрете молочных желез.

Переход начальных форм мастита в гнойную сопровождается усилением общих и местных симптомов воспаления, присоединением выраженных признаков гнойной интоксикации. Температура держится постоянно на высоких цифрах или становится гектической. Инфильтрат в железе увеличивается, гиперемия кожи нарастает, в одном из участков железы появляется флюктуация, которая возникает раньше при поверхностно расположенных гнойниках. В ряде случаев присоединяются явления лимфангита, регионарного лимфаденита.

Абсцессы могут локализоваться как в поверхностных, так и в глубоких отделах железы с распространением в ретромаммарное пространство. Состояние больных крайне тяжелое наблюдается при гангренозной форме мастита: температура тела до 40-41 °С; частота сердечных сокращений до 120—130 в минуту; молочная железа резко увеличена кожа над ней отечная, с пузырьками, наполненными геморрагическим содержимым, с участками некроза; отечность распространяется на окружающие ткани; в крови высокий лейкоцитоз со сдвигом лейкоцитарной формулы влево и токсической зернистостью лейкоцитов; в моче белок.

Маммография при остром воспалении молочной железы позволяет выявить неспецифическое затемнение при инфильтративной форме или полость распада при абсцедировании, но к маммографии прибегают лишь при дифференциальной диагностике опухоли молочной железы и вялотекущего или хронического воспаления — мастита

При УЗИ в отечно-инфильтративную фазу мастита отмечают возрастание эхогенности клетчатки и паренхимы железы. Часто определяют расширенные до 3-4 мм млечные протоки. При галактофорите выявляют расширение протоков с гипоэхогенным гнойным содержимым. Важна динамика изменений через 1-2 дня комплексной консервативной терапии — улучшение или ухудшение ультразвуковой дифференциации тканей указывает на отечно-инфильтративную стадию мастита.

При сформировавшемся абсцессе четко визуализируется гиперэхогенная капсула различной толщины. Внутренняя структура абсцесса неоднородна, представлена анэхогенными участками — зоны некроза и гнойного расплавления и гиперэхогенных образований — фрагменты тканевого детрита.

Эхография молочных желез при мастите в динамике позволяет определить не только распространенность процесса, но и фазность его развития.

В сомнительных случаях для диагностики деструктивной формы мастита прибегают к пункции — получение гноя говорит о гнойном мастите. Возможности пункции повышает ее проведение под ультразвуковым контролем.

Для диагностики гнойного мастита на фоне выраженного лактостаза при температуре тела 39-40 °С А.А. Зверев и А.П. Чадаев (2001) рекомендуют перед сцеживанием молока ретромаммарную блокаду 100-120 мл 0,25 % раствора новокаина. За 20 мин до сцеживания внутривенно вводят 2 мл но-шпы и за 1—2 мин — 0,5 мл окситоцина или питуитрина.

При лактостазе после сцеживания молока боли в железе исчезают, в ее глубине пальпируют безболезненные плотные дольки, имеющие мелкозернистую структуру, температура тела снижается. При гнойном мастите на фоне лактостаза сцеживание молока не приносит облегчения: определяется плотный болезненный инфильтрат с нечеткими контурами, температура тела остается высокой, общее состояние больной не улучшается.

В современных условиях 60—70 % больных имеют начальные (серозную и инфильтративную) формы мастита, деструктивные формы (абсцедирующая и флегмонозная) встречаются в 30—40 % случаев.

Принципы терапии острых маститов предусматривают борьбу с инфекцией, предупреждение деформации и грубых косметических нарушений формы, сохранение лактационной способности молочной железы.

Какие бы лечебные методы ни применялись, необходимо проводить лечение мастита с учетом фазности процесса: на начальных стадиях показана комплексная консервативная терапия, в деструктивной фазе — хирургическое лечение.

Комплексное консервативное лечение мастита предусматривает создание покоя органу и применение противовоспалительных средств. Назначают постельный режим, железе придают возвышенное положение с помощью иммобилизующих повязок или лифчика, которые поддерживают, но не сдавливают железу. Для уменьшения лактации сокращают прием жидкости, назначают солевое слабительное, камфору, синестрол, диэтилстильбестрол.

Удалению из молочной железы микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности, уменьшению застоя молока способствует кормление ребенка грудью или сцеживание молока молокоотсосом. Если в молоке обнаруживают гной, кормление грудью прекращают, но систематически опорожняют железу молокоотсосом, сцеженное молоко ребенку не дают.

Опасность инфицирования новорожденных при кормлении их грудью при мастите преувеличена. Вследствие высокой переваривающей способности желудочного сока желудочно-кишечных заболеваний у детей не отмечают, а при посеве мекония не обнаруживают роста микроорганизмов. Большинство авторов рекомендуют при мастите продолжать кормление или сцеживать молоко аппаратами.

Сторонники продолжения кормления видят в опорожнении молочной железы возможность удаления из молочных ходов бактерий и продуктов их жизнедеятельности. Однако необходимо создать максимальный покой железе, поэтому ряд авторов настаивают на прекращении кормления.

Препараты гипофиза — окситоцин, питуитрин специфически воздействуют на молочную железу. У родильниц происходит стимуляция молокоотдачи при одновременном расширении молочных протоков.

Показаниями для прекращения лактации служат тяжелые формы мастита, распространенный гнойный процесс в железе, двустороннее поражение молочных желез, затяжное, рецидивирующее течение мастита, а также настойчивое желание женщины прекратить кормление грудью. Определив необходимость прекращения лактации, следует добиться устранения лактостаза.

Подавление лактации путем тугого бинтования желез крайне вредно, так как при еще сохранившейся лактации способствует лактостазу. С целью подавления лактации назначают бромокриптин по 2,5 мг (1 таблетка) 2 раза в сутки в течение 1,5—2 нед. Сцеживание молока постепенно уменьшают и прекращают через неделю. Сцеживаемое молоко непригодно для кормления ребенка.

Из-за высокой антибиотикорезистентности возбудителей гнойно-воспалительных заболеваний целенаправленная этиотропная терапия мастита невозможна без учета характера и свойств возбудителей. Проще лечить гнойный мастит после оперативного вмешательства: посев гноя, взятого во время операции, позволяет определить вид возбудителя и его чувствительность к лекарственным средствам.

При начальных (серозной, инфильтративной) формах мастита для своевременного начала антибактериальной терапии необходимы систематические посевы молока с целью выделения возбудителя и выявления его чувствительности к антибиотикам.

Рекомендуется применение цефалоспоринов, фторхинолонов, ванкомицина.

При необходимости антибиотикотерапии нужно учитывать высокую устойчивость возбудителей неспецифической гнойной инфекции к антибиотикам первого поколения (пенициллины, стрептомицины, тетрациклины), следует назначать антибиотики второго, третьего поколения, к которым микрофлора менее резистентна.

В лечении начальных форм мастита пользуется популярностью ретромаммарная новокаиновая блокада с антибиотиками или без них.

В комплексном лечении лактационного мастита большое внимание уделяется физиотерапевтическим процедурам. Применяют УВЧ-терапию, положительный эффект дает длинноволновая диатермия. При воспалительных инфильтратах после 2-3 сеансов применения ультразвука воспалительные явления стихают, инфильтрат уменьшается. Однако физиотерапевтические методы эффективны лишь при начальных формах мастита и в комплексе с другими методами.

У больных маститами в стадии серозной и воспалительной инфильтрации удается добиться ликвидации воспалительного процесса после 1—2 блокад с протеолитическими ферментами. Можно применить сочетание трипсина и химотрипсина с антибиотиками, оно обеспечивает антибактериальный (антибиотики) и противовоспалительный (ферменты) эффект. Высеваемые из молока штаммы микроорганизмов у больных маститом в большинстве случаев чувствительны к цефалоспоринам, аминогликозидам, ванкомицину.

Консервативная терапия начальных форм должна быть комплексной и включает:
• создание покоя молочной железе с помощью поддерживающей, но не сдавливающей грудь повязки, лифчика;
• регулярное (каждые 3 ч) сцеживание молока, сначала из здоровой железы;
• введение питуитрина (окситоцина) по 0,5 мл;
• одновременно с 1,0 мл 2 % папаверина или но-шпы за 10 мин до сцеживания, введение дротаверина по 2 мл внутримышечно за 20 мин до сцеживания молока в течение 3-4 дней;
• ретромаммарную блокаду с 10 мг трипсина или химотрипсина на 60-100 мл 0,5 % раствора новокаина и добавлением половины суточной дозы одного из антибиотиков, предназначенных для внутримышечного введения, ежедневно;
• общую антибиотикотерапию при высокой лихорадке, больших плотных инфильтратах. Используют цефалоспорины, полусинтетические пенициллины, фторхинолоны, ванкомицин;
• УВЧ-терапию, ультразвуковую терапию, фонофорез протеолитических ферментов;
• симптоматическое лечение.

Ограничение приема жидкости и дегидратационная терапия нецелесообразны, так как усугубляют интоксикацию.

Консервативную терапию острого мастита выполняют при определенных условиях: длительность заболевания 3-5 дней, общее удовлетворительное состояние: нормальное или субфебрильная температура тела, отсутствие местных признаков гнойного воспаления. Эффективность консервативной терапии определяют в первые 3 дня лечения по динамике как местных (уменьшение воспалительных изменений, отечности тканей, инфильтрата), так и общих признаков (снижение температуры тела, уменьшение интоксикации).

Сразу же после установления диагноза начальных форм мастита приступают к комплексному лечению с использованием ретромаммарных блокад. Доза вводимого 0,25 % новокаина зависит от размеров молочной железы и составляет 60-100 мл. После инъекции новокаина в ретромаммарное пространство вводят 5—10 мг трипсина или химотрипсина, разведенного ex tempore на изотоническом растворе хлорида натрия. Половину суточной дозы антибиотиков вводят с последней порцией раствора новокаина.

Средняя продолжительность лечения больных с начальными формами мастита составляет при проведении энзимотерапии 4 дня, без применения ферментов — 7 дней. При энзимотерапии воспалительный процесс переходит в гнойную фазу в 2 раза реже, чем у больных, не получавших ферментной терапии.

При консервативном лечении мастита в серозно-инфильтративной фазе применяют УЗИ. УЗИ показывает уменьшение и снижение плотности инфильтрата при эффективности лечения. Увеличение инфильтрата, появление полостей распада указывают на прогрессирование воспаления, неэффективность терапии, переход процесса в деструктивную фазу. УЗИ в сочетании с клиническими данными дает объективную картину воспалительного процесса в молочной железе.

В сомнительных случаях, когда невозможно выполнить УЗИ, для определения фазы мастита и возможного абсцедирования делают пункцию молочной железы: получение гноя указывает на неэффективность консервативной терапии и переход процесса в гнойно-деструктивную фазу. Ультразвуковой метод позволяет контролировать проведение пункции и повышает ее эффективность.

Гнойные, деструктивные формы мастита служат показанием к оперативному лечению. Возможно опорожнение абсцесса путем пункции иглой с последующим введением в нее раствора антисептика. При ограниченном скоплении гноя, сформировавшемся абсцессе пункционная санация является методом выбора.

Закрытые методы лечения острых гнойных маститов позволяют изолировать и быстро ликвидировать один из источников внутри-больничной инфекции. Применение первичного шва, пункционного метода при гнойных маститах в сочетании с проточным ферментативным диализом с учетом показаний и противопоказаний позволяет считать эти методы весьма перспективными.

Пункцию гнойной полости можно выполнить с помощью двух игл Дюфо с последующим промыванием и введением растворов антисептиков и протеолитических ферментов.

Однако при пункции невозможно удалить некротизирование ткани; кроме того, не исключается опасность инфицирования здоровых участков по ходу пункционного канала, а при множественных абсцессах пункционный метод лечения совсем неэффективен. При оперативном вмешательстве возможно широкое вскрытие гнойника, иссечение некротизированных тканей и создание адекватных условии для лечения ран после операции.

Невскрытые мелкие изолированные полости иногда требуют повторных операций. Большинство хирургов рекомендуют производить операцию на ранних стадиях нагноения в молочной железе, так как промедление ведет к расплавлению железистой ткани и понижению лактационной функции железы.

Методом выбора является внутривенное общее обезболивание, которое позволяет широко вскрыть гнойные очаги, иссечь некротизированные ткани и провести ревизию гнойной полости. Местная анестезия применима лишь при вскрытии небольших поверхностных гнойников.

Разрез определяют строго индивидуально, в зависимости от локализации гнойника и обширности поражения. Разрез должен создавать условия для максимального оттока гнойного содержимого молочной железы, не повреждать ее протоков и по возможности не приводить к деформации молочной железы.

Интрамаммарный гнойник вскрывают радиальным разрезом. Разрез должен быть достаточной длины в соответствии с глубиной абсцесса.

Для вскрытия интрамаммарного абсцесса рассекают кожу, подкожную клетчатку, ткань железы. Полость обследуют пальцем, разделяют перемычки. Гной удаляют, полость гнойника промывают раствором перекиси водорода, осушают. Необходимо при хорошем освещении осмотреть полость абсцесса, надавливая на железу. Если обнаруживается сообщение гнойника с другим, глубже расположенным абсцессом, то отверстие, из которого поступает гной, расширяют инструментом.

Если условия для дренирования неблагоприятны (большая полость, гнойные затеки), то делают дополнительный радиальный разрез. Полости гнойников дренируют хлорвиниловой трубкой. При нескольких разобщенных интрамаммарных абсцессах каждый вскрывают из отдельного разреза.

Ретромаммарный абсцесс вскрывают из нижнего полуовального разреза Барденгейера. По нижней переходной складке рассекают кожу, подкожную клетчатку и проникают в ретромаммарное пространство, гной удаляют, полость абсцесса обследуют пальцем, разрывают перемычки, вскрывают карманы, затеки. После обработки полости раствором перекиси водорода ее осушают и дренируют трубкой.

Из ретромаммарного разреза вскрывают также и глубоко расположенные интрамаммарные гнойники, обследуют пальцем заднюю поверхность железы, определяют расположение инфильтратов, разводят края раны, приподнимая крючком железу кверху, и остроконечным скальпелем достаточно широким разрезом вскрывают гнойники. Дренирование осуществляют через нижний полуовальный разрез.

Малые разрезы при вскрытии обширных гнойников являются ошибкой. В этом отношении совершенно справедливо замечание В.Ф. Войно-Ясенецкого о том, что большие и глубокие разрезы — самое верное средство сохранить больше железистой ткани для функции, так как продолжающийся при малых разрезах воспалительный процесс приводит к гибели новых зон железы.

Вторая ошибка заключается в том, что оперирующий ограничивается лишь вскрытием гнойника и удалением гноя, как при вскрытии флегмон, абсцессов мягких тканей. При гнойных маститах следует иссекать некротизированные ткани, свисающие в полость абсцесса, но связанные с тканью железы. Для этого необходимо развести края разреза крючками и при хорошем освещении осмотреть полость абсцесса. Оставление в железе мелких гнойников чревато продолжением гнойного процесса, повторными хирургическими вмешательствами.

Комплексное лечение больных маститами после вскрытия гнойника предусматривает применение дезинтоксикационной, антибактериальной терапии, иммунотерапии (применение средств, воздействующих на специфическую и неспецифическую реактивность организма), лечение ран.

При получении результатов бактериологического исследования, определения антибиотикорезистентности микрофлоры сразу же проводят соответствующую коррекцию антибактериальной терапии.

При выраженной интоксикации показано применение инфузионной дезинтоксикационной терапии.

Для лечения гнойных ран после вскрытия флегмон, абсцессов различной локализации, в том числе при маститах, применяют энзимотерапию. Уже через 24 ч от начала энзимотерапии значительно уменьшаются отек и гиперемия окружающих тканей, через 48—72 ч рана заметно очищается от некротических тканей. К 3—8-му дню наблюдают полное отторжение девитализированных тканей, появление грануляционной ткани: грануляции ярко-красного цвета, плотные, мелкозернистые, хорошо кровоточат. К этому же времени полностью стихают воспалительные явления.

Пластические операции в лечении больных гнойным маститом. Ранний вторичный шов. Главной задачей при лечении гнойных ран молочной железы является ускорение заживления. Ранний вторичный шов, кроме того, позволяет избежать грубых рубцов и деформаций молочной железы. У больных с глубокими, обширными ранами после вскрытия гнойных полостей при маститах самостоятельное заживление занимает много времени и оставляет грубые рубцы и выраженную деформацию молочной железы. Это служит основанием для применения пластических операций — раннего вторичного шва.

Швы накладывают на гранулирующие раны в условиях энзимотерапии на 4—7-й день после вскрытия абсцессов без предварительного иссечения грануляций и снимают на 5-8-й день.

Некоторые авторы предлагали иссекать абсцессы и инфильтраты молочной железы в пределах здоровых тканей с наложением на кожу первичных швов, а Л.А. Вайсман и соавт. (1975) советуют даже производить секторальную резекцию молочной железы при острых гнойных маститах.

Иссечение гнойно-некротических тканей в пределах здоровых тканей нецелесообразно, поскольку обычно приводит к потере больших участков железистой ткани. Кроме того, метод сам по себе травматичен, в связи с чем возможна деформация железы. Иссечение некротизированных тканей производят в границах демаркации, чтобы не повредить созданный организмом защитный лейкоцитарный или даже грануляционный вал-берьер, предупреждающий распространение инфекции на окружающие здоровые ткани железы.

Оставление такого вала, где уже идет репаративная регенерация, в дальнейшем способствует более быстрому рубцеванию. Оставшиеся на стенках раны в незначительном количестве нежизнеспособные ткани после закрытия раны первичным швом расплавляются вводимыми в последующем через дренаж протеолитическими ферментами и вымываются растворами антисептиков при вакуумном дренировании раны.

Кроме ферментативного диализа, после первичного шва применяют физиотерапевтические методы лечения (токи УВЧ, токи Бернара).

Для лечения гнойных ран с применением ферментативного диализа необходимы первичная хирургическая обработка гнойного очага с дренированием и ушиванием образовавшейся раны. Затем постоянно или фракционно применяют раствор ферментов и орошение раны антисептиками с активной аспирацией раневого отделяемого и диализата.

При первичной хирургической обработке гнойной раны обеспечивают дренирование трубками диаметром 0,5—0,6 см со множеством боковых отверстий. Можно вывести одну трубку через контрапертуру в 1,5—2 см от углов раны. Этот способ дренирования чаще применяют при абсцессах, он эффективен при наличии гнойной раны без дополнительных полостей и затеков. При больших, сложных по конфигурации полостях гнойных ран применяют дренажи диаметром 0,7—0,8 см, располагая их в наиболее глубоких участках раны.

В послеоперационном периоде сразу же налаживают постоянную активную аспирацию раневого содержимого с закрытым вакуумным дренированием с разрежением 80-100 мм вод. ст. Постоянное разрежение, создаваемое с помощью стационарного или портативного электроотсоса, играет роль вакуум-шва, приводящего к слипанию стенок раневой полости и ускорению регенерации. Активную аспирацию можно осуществить также при помощи специально приспособленной для этой цели меха-гармошки.

Диализ растворами ферментов с целью полного удаления оставшихся в ране при первичной обработке некротизированных тканей осуществляют фракционно и постоянно. После 40-50-минутной экспозиции вместе с диализатом по дренажу отходят лизированные нежизнеспособные ткани. После экспозиции ферментов дренажи и раневой канал промывают раствором антисептика.

Ферментативный диализ позволяет быстро снизить количество микрофлоры в ране к 5—6-м суткам до 102 — 103 микробных тел в 1 мл раневого экссудата, т.е. сделать возможным неосложненное заживление раны.

Дренаж для ферментативного диализа удаляют на 4-5-е сутки. Отсутствие отделяемого из раны, повышение температуры тела, появление боли и гиперемии кожи вокруг дренажных трубок указывают на обострение воспаления. При осложнении раневого процесса дренажи в ране оставляют до 10—12 сут. Швы снимают с раны на 5—7-й день.

При лечении больных с применением первичного шва и ферментативного диализа осложнения в виде вторичного нагноения раны и полного расхождения ее краев, а также воспалительные осложнения, не приводящие к нарушению заживления раны и не влияющие на конечные результаты лечения.

Применение первичного шва при гнойных маститах в сочетании с проточным ферментативным диализом позволяет значительно сократить сроки лечения, получить хорошие ближайшие и отдаленные клинические и косметические результаты.

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *